Please download to get full document.

View again

of 39
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.

А. Б. ПЕТРИЩЕВ Владивосток PDF

Category:

Real Estate

Publish on:

Views: 7 | Pages: 39

Extension: PDF | Download: 0

Share
Related documents
Description
А. Б. ПЕТРИЩЕВ Владивосток 1990 А, Б. ПЕТРИЩ ЕВ ИЗ ИСТОРИИ КАБАКОВ В РОССИИ Владивосток РИО Примупрполиграфиздата 1990 Г л а в а I РУСИ-ВЕСЕЛИЕ ПИТИ Порою приходится слышать, будто в старину на Руси пьянства
Transcript
А. Б. ПЕТРИЩЕВ Владивосток 1990 А, Б. ПЕТРИЩ ЕВ ИЗ ИСТОРИИ КАБАКОВ В РОССИИ Владивосток РИО Примупрполиграфиздата 1990 Г л а в а I РУСИ-ВЕСЕЛИЕ ПИТИ Порою приходится слышать, будто в старину на Руси пьянства было меньше, чем теперь. В действительности, в старину пьянство было изобильнее и спиртные напитки были гораздо разнообразнее. В старые годы был в большом ходу хмельной квас, какого теперь не варят, да и варить его нельзя, не заплативши акциза. Было вино; было медовое вино, называемое кратко «медом», была и нынешняя водка хлебное вино. Все эти напитки приготовлялись в России. Бмло еп.е вино Еиноградное разных сортов, но его при.-и/шли р Россгю глазным образэм из-за границы. Пили по часту и помногу не только миряне, но и духовные лица, а в том числе и монахи, и схимники. Даже такой суровый подвижник, как инок Вассиан, жи:шил ьс времена Ивана Грозного, хотэ хлеба вкушал мало, но «пкяше ромлнею, мушкатель, ренское белое.чине». Дах е в женском Новодевичьем монастыре, для одной только царицы Евдокии, которая ','ам была инокиней, был завехен особый погреб, а в погребе том, кроме простой водки, в изобилии хранилось «вине венгерское, вино бургэнское, вино французское... целыми бочками, водки тминная, анисовая, гастойки на ландыше и ка сосновом побеге, вишневки, меды, пива и другое многое спиртное питье». Когда тосле царицы стали все это считать, то одного только хлебного вина (т. е. простой водки) оказалось 473 ведра около 12 сорокаведерных бочек В мужских обителях спрос на спиртное был еще больше. Напр., для игумена Сергиева монастыря возле Холмогор одного погреба с винами не хватало. И он завел себе два погребу. Троице-Сергиевской лавре «для обительного содер- жания» не хватало водки своего изделия, и ей было разрешено по 3000 ведер ежегодно привозить из Малороссии. Хмельное потреблялось ежедневно. И когда игумен той же, напр., Троицкой лавры выезжал в Москву, то 'он обильно запасался на дорогу «веселящихи питиями», хотя от лавры до Москвы всего 60 верст. Духовенству от казны полагалось даже, сверх обычного содержания, особое жалованье водкой. Так, при царе Алексее Михайловиче сибирскому архиепископу Киприану «для его домашнего обихода» велено было отпускать «сто ведер водки из верхотурского кабака» на каждый год. В Астрахани чиновникам (по старинному: «служилым людям») от казны водка жаловалась лишь «на государевы ангелы», а духовным лицам «для повседневного Т питья». Насколько, вообще, пить было в обычае, можно судить по следующему. В старые годы в Москве, да и в иных местах, где много было святынь, каждый почти день по утрам происходил наем попов. Делалось это обыкновенно так. Духовные лица ранним утром собирались на людные места. Сюда же приходили те, кому нужно было заказать поминальную обедню, молебен или иное богослужение. Заказчик обращался к тому священнику, который ему больше нравился, и договаривался с ним. Конечно, не обходилось при этом без торга: заказчик давал меньше, священник запрашивал, один набавлял к своей цене, а другой сбавлял, как обыкновенно при всяком торге бывает. А когда заказчик упрямился и не давал, сколько ему сказано, священник говорил; Давай, а не то закушу. И подносил ко рту шкалик и калач. То есть заказчикова цена так несообразна, что он, священник, предпочитает позавтракать, а следовательно, отказаться на день от службы и от заработка (священнику подобает служить лишь натощак, а поевши служить нельзя). Это помогало убедить богомольца, что нужна прибавка, и он прибавлял. Шкалик же в руках попа никого не удивлял. Это считалось делом обычным: Вышел, дескать, поп заказчика искать. А раз заказчик не нашелся, надо же человеку позавтракать. А перед завтраком надо же выпить. Таковы были нравы духовенства, хотя духовные особы 4 так стеснены и саном, и службой. Поэтому можно судить, как смотрели на выпивку мирские люди. Недаром же старинные книжники уверяли, будто князь Владимир киевский сказал: Руси есть веселие пити. Не можем без того быти. Пить было вольготно. Каждый варил, сколько ему нужно, брагу, сусло, квасы, меды, курил водку, настаивал настойки, наливал наливки. Пили хмельное, обыкновенно, по-семейному, дома. В будни каждый выпивал со своими чадами и домочадцами, сколько привычно. А в праздничные дни знакомые и близкие собирались друг к другу, устраивались пирушки, и тут уж хмельное истребляли без счета, сколько влезет. Времена стояли дикие. Не было ни книг, ни школ. Не было и интереса к делам умственным, духовным Теперь часто бывает так: сойдутся люди, станут говорить, как лучше устроить жизнь, как справедливее жить, и говорят об этом всю ночь напролет, забывают и еду, и сон. Теперь многие люди уже научились думать; стали сознавать, что мысль дело великое и важное. Иная мысль так зажигает сердце человеческое, что за нее жизнь отдать не жалко и мучение претерпеть не страшно. Но, конечно, чтобы проникаться мыслью до готовности пострадать за нее, нужна привычка к умственной, духовной жизни. В старые годы такой привычки не было. Люди жили «по старине», как ныне нередко говорят, т. е. работали для пропитания, ели, спали. А выпивка помогала им коротать часы досуга и забывать горе. Словом, выпивали в старину много. Спиртные напитки были v наших предков как бы предметом первой необходимости. А необходимый предмет довольно легко сделать источником дохода. Глава II ЦАРЕВ, МОНАСТЫРСКИЙ И БОЯРСКИЙ КАБАК Решаюсь для пояснения напомнить один, сравнительно недавний случай. Несколько лет назад в Уфимской губернии какой-то исправник в своем уезде стал предлагать крестьянам: 5 Составьте обществом приговор, что продаете мне ветер. а я вам за это дам на водку. Крестьяне хохотали до упаду. Легкомысленно составляли приговор и получали на водку. А когда исправник «скупил» таким способом ветер во всем уезде, то оказалось, что это возсе не шутка. Он начал с того, что обложил налогом все ветряные мельницы и запретил строить новые: Ве-тер, говорил он, мой. Я его купил. Значит, кто хочет моим гетрам рожь молоть, тот пусть сначала аренду мне заплатит. Чужой собственностью нельзя пользоваться даром и без разрешения владельца. Исправник был человек мелкий, и его сместили. Ко если бы это была особа покрупнее, нагр., губернатор, то, Бог весть, какой оборот приняло бы дело о покупке ветра'. Возможно допустить, что какой-нибудь барон, граф, либо князь был бы утвержден в -нравах собственности и стал бы торговать ветром оптом и в розницу, сдавать в аренду. И за пользование гетром без разрешения «владельца» людей стали бы судить, как за воровство. Спиртные напитки постигла судьба вроде той, какая угрожала уфимскому ветру. Явилось соображение: Если объявить, что только мне принадлежит право курить водку и только мне принадлежит право торговать ею, то к могу получать большой доход, ибо водка всем необходима, и все ее привыкли пить. У кого впервые явилось это соображение, сказать трудно. Полагают, что оно принесено в Русь татарами. Действительно, татарские ханы, называвшие себя также «царями», считали, что только они имеют право приготовлять и продавать спиртные напитки. У татар хмельное продавалось обыкновенно в постоялых дворах (или, по-татарски, «кабаках», и оттого, постоялые дворы назывались у них «ханскими кабаками», «царскими кабаками»), Ханы либо сажали в кабаках торговать своих чиновников, либо сдавали право кабацкой торговли в аренду откупщикам. Однако мы не знаем, сами ли татарские ханы додумались до этого, или их навели на эту мысль русские князья. Известно, напр., что в Галицкой Руси, еще до прихода татар, сдавалось в откуп право торговли водкою и вообще спиртными напитками. Известно далее, что в Византийской (греческой) империи право на торговлю спиртными напитками также сдавалось в аренду откупщикам. А так как христианство проникло к нам из Византии, то возможно, что именно греческое духовенство объяснило русским князьям, какой большой доход может давать водка. А, стало быть, возможно и то, что русские заимствовали мысль о «царевых кабаках» у греков, татары у русских, а потом, после свержения татарского ига, «царевы кабаки» возродились в России. Несомненно лишь то, что, во-первых, слово «кабак» татарское, а во-вторых, в Московском государстве еще при царе Иване Грозном кабаки были правительственными учреждениями. Закон был таков: Курить вино, а также приготовлять другие спиртные напитки имеет право только государь, либо те* кому государь укажет или позволит. Продавать впно и вообще спиртные напитки может также лишь государь, либо тот, кому государь укажет или позволит. Продажу спиртных напитков разрешалось производить только из особых учреждений, называемых кабаками. Причем весь доход от продажи поступает, обыкновенно, в царскую казну. Куда расходовались эти деньги, сказать затруднительно. Известны случаи, когда кабацкие доходы употреблялись государями для личной надобности или для надобностей царской семьи. Напр., в 1615 г. на погребение прочествовавшей царицы Александры государь Михаил Федорович повелел взять из кабацких денег 50 рублей*. Полагают, однако, что кабацкие деньги употреблялись также и для государственных надобностей. Кроме кабаков царских, были кабаки «жалованные»^ Ж аловал государь кабаками довольно часто монастыри, т. е. 1 монастыри получали право содержать кабак и пользоваться I с него доходом. Например, пользовался большой известно- стью кабак Макарьевского монастыря (на Волге, близ села 1 Лыскова). Об этом кабаке нам еще придется говорить. Был пожалованный кабак Новоиерусалимского монастыря, лю- 5 бимого патриархом Никоном; был кабак Крестного монастыря в Каргопольском уезде; были кабаки Трокце-Сергиевской лавры и многих других обителей. За монастырями было признано также право,курить вино. ГТразо это сохранялось очень долго. Даже в 1866 г., т. е. уже при Александре 11, было подтверждено, что «варение пиза, меда и браги в корча- I гах и котлах, исключительно для монастырских нужд, доз- J * На нынешний счет это около 1000 р. Надо по мнить, что и старину деньги были гораздо дороже, чем теперь. 7 воляется производить без акциза всем монастырям». Еще ч?ще жаловались кабаком дворяне и бояре и вообще близкие к царю люди. Напр., царь Иван Грозный пожаловал один кабак в Москве своим опричникам. Царь Федор, сын Ивана Грозного, пожаловал боярину Шуйскому псковские кабаки, т. е. Шуйский получил право открывать кабаки в Пскове и получать себе доход от них. Это было великой милостью, которой добивались все бояре. В смутное время этой жадностью к кабацким доходам воспользовался польский король Сигизмунд. Посулив боярам и дворянам кабаки, он добился того, что его сын Владислав был избран царем на русский престол (народ, конечно, в этом избрании не участвовал). И надо сказать правду: Сигизмунд выполнил свое обещание: он пожаловал боярам несколько сот кабаков. А некоторые из тех, кого Сигизмунд обделил, обиделись, признали царем тушинского самозванца, и за это самозванец тоже жаловал кабаками. И каждый из пожалованных старался поддерживать того «царя», от которого получил выгоду. : В конце концов дворяне добились исключительных прав. Екатериною II был установлен закон: «вино дозволяется курить всем дворянам, а прочим никому». И дворянам же было предоставлено преимущественное право содержать кабаки..и они держались этого права, даже принявши духовный сан. Между прочим, уже при государе Александре I в 1810 г. возник вопрос: имеют ли право духовные лица из дворян «держать кабаки»? Вопрос этот рассматривался государственным советом. И совет рассудил так: с одной стороны, 6-й Вселенский Собор воспретил содержать «корчемницы» да- 5 же церковным причетникам; тем паче нельзя иметь кабаки j иереям, архимандритам и архиереям; а с другой стороны, никак нельзя лишать дворянина, хотя бы и принявшего духовный сан, дворянских прав. Поэтому было решено: если дворянин состоит только причетником, то он может сам I торговать в своем кабаке; а если дворянин достиг сана высшего, напр., иеромонаха, схимонаха, архимандрита, архие- ; писко па, то он должен свой кабак сдать в аренду или в от- I кун, а сам в нем торговать не может. Курить же вино дворя- Сит»»- и 8 нин во всяком случае может, хотя бы он достиг сана митрополичьего*. Взгляд, что дворянство имеет особые права на доход от водки, уцелел до сих пор. Ниже мы увидим, какое значение имели заботы правительства об увеличении дохода дворянских винокуренных заводов, когда вводилась министром Витте ныне существующая «казенная винная монополия». Здесь же напомним лишь следующее. При Александре III и ныне царствующем государе, когда Витте вводил монополию, возник вопрос, как быть с доходами, которые получают сельские общества и дворяне. После уничтожения крепостного нрава, когда установилась «вольная» торговля водкой. сельские общества за разрешение целовальнику на открытие кабака назначали особую плату. Благодаря этому' общественному налогу крестьяне получали с кабатчиков крупную сумму. По расчету профессора Ходского, во всей России собиралось сельскими обществами ежегодно миллионов рублей. Деньги эти шли на разные общественные нужды и, между прочим, на постройку школ. Но во многих местах- разрешение на открытие кабаков зависело только от дворян. Это право дворян открывать кабаки и брать аренду с кабатчиков называлось «провинационным правом»; И вот правительство рассудило так: сельские общества должны быть лишены того дохода, который они имеют от кабатчиков, что же касается дохода дворян, то его надо признать частною собственностью; а так как частная собственность священна и неприкосновенна, то за уничтожение провинационного права дворянам должно быть выдано из казны «справедливое вознаграждение». Таким образом, у крестьян был доход отнят, а дворяне получили несколько десятков миллионов рублей. Вообще доходами от продажи водки награждались лишь * Это постановление государственного совета я заимствую из книги Ивана Прыжова: «История кабаков в России, в связи с историей русского народа». Книга эта напечатана в Петербурге в 1808 году и ныне найти ее очень трудно. Прыжов замышлял обширное научное исследование о питейном деле в России. Им были собраны богатые материалы. «История кабаков» лишь первая часть задуманной работы. К сожалению, Прыжов, подвергнутый правительственному преследованию за свою политическую деятельность, этой работы не окончил. Куда делись собранные им материалы, неизвестно. Многое и-з того, что приведено в этой моей книжке, заимствовано из «Истории кабаков» Прыжова. 9 те сословия, которые помогали правительству укреплять самодержавие и держать народ в повиновении. Такими наградами правительство объединяло себя с духовенством и дворянами. Царь Василий Шуйский стал жаловать и купцов правом на курение вина. Некоторые купеческие фамилии получили царские грамоты на это. Но дворяне очень были недовольны такою льготою «неблагородному сословию». Они добились своего, хотя и не скоро. В 1759 году императрица Елизавета повелела «купеческие винокуренные заводы уничтожить». На счет же крестьян в законе, напр., царя Алексея Михайловича сказано было твердо и ясно: Буде крестьяне учнут вино курить и продавать, у тех крестьян сечь (т. е. отсекать) руки и ссылать в Сибирь. Вообщем, при Иване Грозном и следующих за ним царях (Федоре Ивановиче, Борисе Годунове, Федоре Годунове, Ва '.илии Шуйском, Михаиле Федоровиче Романове, Алексее Михайловиче Романове) дело стояло так: 1) были особые так сказать, царские винокурни, о которых речь впереди; затем были винокурни монастырские, боярские,. дворянские и очень немного купеческих; крестьянам курить зино строго воспрещалось. 2) были кабаки монастыоские и боярские. Главным же образом спиртные напитки продавались из кабаков царевых. Для управления царскими кабаками при Алексее Михайловиче существовали особые «приказы»: приказ большого дворца и приказ большой казны. Всего царевых кабаков было, говорят, около Некоторые кабаки давали царской казне в год тысяч рублей дохода. Со всех же кабаков, кгк думают, получалось миллиона два*. Но за правильность этой цифры поручиться нельзя. Несомненно лишь, что доходы были значительны. Посмотрим, откуда они брались. Глава IП ПОСТРОЕНИЕ КАБАКА Теперь нетрезвому человеку, если он просит милостыни, нередко в насмешку говорят: * Етце раз напомню, что это по тогдашнему счету. На нынешние же деньги выйдет раз в больше. Подайте, Христа ради, на построение кабака. Было, однако, время, когда действительно приходилось просить Христа ради на построение кабака. И люди не смеялись над этими словами, а наоборот, живо соболезновали тому, кто говорил их, и подавали на построение кабака так же усердно, как ныне подают, например, погорельцам. Дело в том, что лишь говорилось: «кабак великого государя московского», но кабаки строила вовсе не Москва. Из Москвы только присылался приказ: «построить кабак». А самую постройку население обязано было производить своими средствами я за свой счет. Кроме того, само население обязано было доставлять в кабак вино, т. е. или построить винокурню, или подрядить винокуров. Это также на свой счет. Затем население обязано было выбрать «верного человека» для торговли в кабаке. Этот верный человек, обыкновенно, давал присягу не утаивать доходов и полностью передавать их в царскую казну. Отсюда и название «целовальник», т. е. кабацкий торговец целовал крест и Евангелие в подтверждение своей присяги. Но присяга была лишь для формы. А на деле за своего выборного отвечало опять-такн население. То есть, если выборный целовальник растратил выручку, или не внес в царскую казну столько, сколько назначено Москвою, то всю недостачу взыскивали с населения. В приказах об открытии кабаков так и писалось: «а буде явится остановка какая-нибудь, или выберете дурных людей, или учините какой-нибудь убыток, то быть вам в опале и во всяком разоренье». Недостающая выручка, обыкновенно, разверстывалась. И кто не платил наложенной на него доли, того «ставили на правеж», т. е. выводили на площадь, раздевали и били палками до тех пор, пока не заплатит. О-1' правежа могли избавиться только дворяне. Дворянин имел право вместо себя поставить на правеж своего холопа. Бывало, что хоть господские служители и усердно бьют неисправного плательщика, а он все-таки не платит. На этот случай воеводы имели приказ: «если людишки на правеж начнут отстаиваться и денежных доходов платить не станут, у таких дворы их, имения, лавки отписать на великого госудгря». Таким образом, поступление в казну кабацкого дохода было обеспечено. Но вот, положим, население построило кабак, поставило вино, выбрало целовальника. Началась торговля. Целоваль 11 нику надо во что бы то ни стало продавать как можно больше, чтобы собрать, сколько нужно, в царскую казну. Из Москвы на этот счет приказы были решительные. Целовальнику вменялось в обязанность «действовать бесстрашно, за прибыль ожидать государевой милости и в том никакого себе опасения не держать, а питухов не отгонять». «Питухи» по нынешнему, пьяницы. Их прежде всего надо было привлечь к кабаку: иначе какая же торговля? В Москве строго за этим следили. Одному целовальнику, который жаловался: «в твоих, государь, царских кабаках, питухов мало», было отвечено: «вам бы где искать перед прежним прибыли, а вы кабаки хотите оставить, чего прежде не бывало». В городе Орлове в 1681 году кабак, по причине неурожая и скотского падежа, недовыручил восьми рублей за год, а целовальники пожаловались, что питухов стало меньше; в ответ из Москвы велено было произвести строгое дознание. В Белозерске в 1677 году случился недобор по той же причине («люди оскудели, а питухов было мало»);- из Москвы вышел приказ произвести повальный обыск. Попадали в целовальники, конечно, и ловкие люди, которые умели спаивать народ. Напр., в Верхотурье одно время водворилось повальное пьянство. Пьянствовали «служилые люди, стрельцы, казаки, ямщики, пашенные крестьяне». Все стали «питухами». «Крестьяне от кабака одолжали и обнищали». Служилые люди, стрельцы и казаки, чтобы добывать денег на выпивку, впали в тяжкое лихоимство. Обо всем этом воеводы Барятинский и Языков в 1623 году донесли в Москву. «Унимать не смеем, писали они, боясь кабацкого недобора». На это из Москвы воеводам дан был выговор: «То вы пишете, говорилось в царском указе,
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks