Please download to get full document.

View again

of 9
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.

Т. В. Ларина, М. Л. Харлова НЕВЕЖЛИВОСТЬ И ГРУБОСТЬ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ АМЕРИКАНЦЕВ

Category:

Comics

Publish on:

Views: 12 | Pages: 9

Extension: PDF | Download: 0

Share
Related documents
Description
УДК 81'42 Т. В. Ларина, М. Л. Харлова Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, , Россия НЕВЕЖЛИВОСТЬ И ГРУБОСТЬ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ
Transcript
УДК 81'42 Т. В. Ларина, М. Л. Харлова Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, , Россия НЕВЕЖЛИВОСТЬ И ГРУБОСТЬ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ АМЕРИКАНЦЕВ Выявляются и анализируются стратегии невежливости и грубости, которые рассматриваются как несоблюдение или нарушение норм вежливости, в устном межличностном бытовом дискурсе представителей американской коммуникативной культуры, а также описываются лингвистические и паралингвистические средства их реализации. Материалом для исследования послужили диалоги, взятые из фильма «The Break-Up» (2006) («Развод поамерикански»), которые были подвергнуты контекстуальному, прагматическому и лингвокультурологическому анализу. Теоретическую основу исследования составили труды по теории вежливости и невежливости, теории дискурса и лингвокультурологии. В результате анализа было установлено, что невежливость и грубость реализуются не только при помощи прямых и косвенных стратегий невежливости, но и при помощи стратегий вежливости, используемых в невежливых контекстах. Наиболее типичными лингвистическими средствами выражения невежливости являются сквернословие, прагматические маркеры невежливости, повелительное наклонение, просодия. На невербальном уровне невежливые высказывания, как правило, сопровождаются неконтролируемыми эмоциональными действиями. Основные методы исследования анализ дискурса, метод наблюдения и описательный метод. Ключевые слова: невежливость, грубость, стратегии невежливости, межличностный бытовой дискурс, американское коммуникативное поведение. Вступление В последнее время внимание специалистов в области коммуникации и лингвопрагматики привлекает не только вежливое, но и невежливое поведение [Беликов, 2005; Жельвис, 2011; 2014; Ларина, 2012, 2013; Козырева, 2013; Bousfield, 2008; Culpeper, 1996; 2011; Kaul de Marlangeon & Alba-Juez, 2012; Ladegaard, 2012; и др.]. Этот интерес вполне закономерен, так как вежливость и грубость являются неотъемлемыми составляющими коммуникации, которая может проходить как мирно, так и конфликтно, либо в соответствии с нормами общения, либо с их нарушением. Литературная норма, которая объединяет как языковую традицию, так и кодификацию, противопоставлена, с одной стороны, системе (не все, что допускает языковая система, одобрено нормой), а с другой речевой практике (узусу), где вполне обычны бóльшие или меньшие отклонения от традиционной нормы и от тех нормативных предписаний, которые содержатся в грамматиках и словарях [Крысин, С. 4]. Невежливость и грубость прагматические категории, представляющие собой систему коммуникативных стратегий и тактик, нацеленных на умышленное или неумышленное нанесение урона лицу собеседника, что приводит к снижению и / или нарушению эффективности бесконфликтного коммуникативного взаимодействия. Данные категории рассматриваются в рамках лингвопрагматики и дискурс-анализа. Мы придер- Ларина Т. В., Харлова М. Л. Невежливость и грубость в межличностном общении американцев // Вестн. Новосиб. гос. ун-та. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация Т. 13, вып. 3. С ISSN ÂÒÚÌËÍ Õ. Âрˡ: ÀËÌ ËÒÚËÍ Ë ÏÂÊÍÛÎ ÚÛрÌ ˇ ÍÓÏÏÛÌËÍ ˆËˇ ÓÏ 13, ÔÛÒÍ 3.. À рëì, Ã. À. рîó, 2015 À рëì.., рîó Ã. À. Õ ÂÊÎË ÓÒÚ Ë рû ÓÒÚ Ó ÂÌËË ÏÂрËÍ ÌˆÂ 35 живаемся мнения о том, что теория вежливости это неизбежно и теория невежливости, поскольку невежливость это несоблюдение или нарушение норм вежливости [Leech, Larina, 2014.C. 19]. Как и вежливость, невежливость может быть абсолютной (или семантической, т. е. рассматриваемой вне контекста), так и относительной (или прагматической, проявляющейся в контексте) [Там же]. Не случайно поэтому вежливые речевые акты могут восприниматься как невежливость, а невежливые, напротив, могут совершаться в вежливых целях (см.: [Alba-Juez, 2007; Kaul de Marlangeon & Alba-Juez, 2012; и др.]). Особое значение проблема невежливости и грубости в общении имеет в межкультурной коммуникации. Грубость, как и вежливость, обладает этнокультурной спецификой, и степень ее допустимости, т. е. степень толерантности к ней, в разных культурах различна. Кроме того, поведение, воспринимаемое как вежливое в одной культуре, может быть воспринято как грубость в другой, и наоборот, что часто становится причиной коммуникативных неудач и даже конфликтов [Ларина, 2013; Ларина, Озюменко, Горностаева, 2012]. Сказанное определяет актуальность исследования данных категорий для межкультурной коммуникации и межкультурной прагматики. Выявление этнокультурной специфики невежливости и грубости как элементов национальной коммуникативной культуры позволяет понять особенности соответствующего коммуникативного поведения того или иного народа, дает информацию о его менталитете и ценностях. Так, проведенные в этом направлении исследования показали, что различия в концептуализации вежливости и невежливости в коммуникативном сознании англичан, американцев и русских связаны с разным отношением носителей языка к общественным нормам и таким понятиям, как внимание, уважение, равенство, дистанция, формальность и неформальность, приличие и неприличие и др. [Жельвис, 2014; Козырева, 2013; Ларина, 2009; Харлова, 2014]. Невежливость и грубость категории оценочные по своей сути, поэтому степень их проявления и грубости становится очевидной при условии учета контекста, его социокультурных и прагматических параметров. Сдвиг исследовательской парадигмы в сторону дискурсивно-контексту- ального анализа позволяет рассматривать невежливость и грубость как типы поведения, нарушающие социальные нормы и наносящие урон лицу собеседника [Ladegaard, Р. 1664]. В. И. Жельвис пишет о грубости как о «системе определенных коммуникативных стратегий и тактик, используемых в реальном общении и нацеленных на создание конфликтной коммуникации» [2011. С. 258]. В то же время грубость имеет место и в бесконфликтном общении, где она может выполнять конструктивную функцию [Беликов, 2005; Козырева, 2013; Ларина, 2009; 2013; Alba-Juez, 2007], что особенно важно учитывать в межкультурном общении, поскольку степень ее допустимости, сферы использования и функции культурно вариативны. Оценка степени невежливости или грубости определяется адресатом. Так, в русской культуре в некоторых контекстах мат воспринимается менее оскорбительно, чем приказ «Убирайся!», не содержащий сквернословия [Zhelvis, Р. 1791], а приветствие «Здорово, Вовка, сволочь, как я рад тебя видеть!» служит маркером внутригрупповой принадлежности и используется в вежливых целях [Leech, Larina, C. 21]. Говоря о сквернословии как об одном из средств реализации невежливости и грубости, важно учитывать тот факт, что отношение к нему в различных культурах не одинаково. Как показали проведенные исследования, англосаксонские культуры характеризуются более терпимым отношением к ненормативной лексике, чем русская культура [Козырева, 2013; Ларина, Козырева, Горностаева, 2012; Ларина, Озюменко, Горностаева, 2012]. Степень невежливости зависит также от преднамеренности или непреднамеренности нарушения норм поведения и от конфликта между поведением говорящего с ожиданиями слушающего, т. е. от того, насколько поведение говорящего отличается от того, чего от него ждет собеседник. Исследователи выделяют разные типы вежливости и грубости и используют различные термины. Так, австрийский лингвист М. Кинпоинтнер [Kienpointner, 1997], занимающийся типологией грубости, выделяет кооперативную и некооперативную грубость, используя термин грубость (rudeness) для описания любого типа невежливого коммуникативного поведения. Коопера- 36»ÒÒÎÂ Ó ÌË ÚÂÍÒÚ Ë ËÒÍÛрÒ тивная грубость включает притворную грубость и грубость, направленную на общие интересы. Она реализуется за счет таких стратегий, как шутливая невежливость, или добродушное подшучивание, ритуализированные оскорбления, ироничная грубость, или шутливая вежливость [Ibid. P ]. Дж. Лич рассматривает подобный тип невежливости с позиции нарушения принципа вежливости посредством иронии или дружеского подшучивания. Здесь мы имеем дело с тем, как коммуниканты нарушают принцип вежливости для подержания солидарности и дружеских отношений [Leech, Larina, 2014.С ]. Подобный тип поведения исследователи называют «ироничной» или «шутливой» невежливостью (ironic impoliteness, mock impoliteness) [Kasper, 1990]. В свою очередь, некооперативная грубость (например, стратегическая грубость в государственных учреждениях и грубость в личном общении) реализуется посредством стратегий и тактик, выделенных Дж. Калпеперомдля разных типов невежливости [Kienpointner, Р. 261]. Среди них: 1) эксплицитная невежливость, при которой угрожающий лицу речевой акт (далее РА) осуществляется прямо, ясно и недвусмысленно (например, «You re despicable» «Ты омерзительна»); 2) позитивная невежливость использование стратегий, направленных на нанесение урона позитивному лицу адресата, игнорирование, пренебрежительное отношение, проявление незаинтересованности, использование табуированных слов и др. (например, «I think she s nutso» «По-моему, она чокнутая»); 3) негативная невежливость использование стратегий, направленных на нанесение урона негативному лицу адресата, запугивание, вторжение в личное пространство, переход на личности («Touch my fucking new car and I ll busty our fucking head off» «Только тронь мою новую машину, и я разобью твою чертову голову»); 4) шутливая вежливость осуществляется с использованием стратегий вежливости, являющихся неискренними / лицемерными (например, произнесенное с насмешливой интонацией пожелание «Have a good day» «Хорошего дня»); 5) невысказанная вежливость отсутствие ожидаемой вежливости в ситуации, где она предполагается, что воспринимается как невежливость (например, невысказанная благодарность за подарок) [Culpeper, Р ; Bousfield, Р. 113, 118]. В нашем исследовании мы опираемся на теорию Дж. Лича и его главную стратегию вежливости (Grand Strategy of Politeness), включающую десять основных правил [Leech, 2005; Leech, Larina, 2014]. В несколько перефразированном и обобщенном виде их можно сформулировать следующим образом. (1 2) Делайте акцент на желания собеседника и уменьшайте значимость собственных желаний. (3 4) Ориентируйтесь на чувства собеседника и подавляйте собственные чувства. (5 6) Завышайте качества собеседника и преуменьшайте собственные качества. (7 8) Завышайте свои обязательства перед собеседником и преуменьшайте его обязательства перед вами. (9 10) Больше цените мнение собеседника и преуменьшайте значимость своего мнения. Поскольку невежливость это несоблюдение или нарушение правил вежливости, то быть невежливым, соответственно, означает: 1) игнорировать желания и чувства собеседника и исходить из собственных желаний и чувств; 2) преуменьшать качества собеседника и завышать собственные качества; 3) завышать обязательства собеседника перед собой и занижать собственные обязательства перед ним; 4) исходить из своего мнения и игнорировать мнение собеседника. В рамках данной статьи мы попытаемся проследить правомерность данного заключения, а также выявить и проанализировать наиболее типичные стратегии невежливости и грубости, характерные для устного межличностного бытового дискурса представителей американской коммуникативной культуры, и описать языковые средства их реализации в данном типе дискурса. Уточним, что невежливость и грубость рассматриваются здесь как синонимичные категории, различающиеся степенью градации негативного воздействия на партнера. Устный межличностный дискурс и невежливость Прагматический характер невежливости и грубости и зависимость данных коммуни- À рëì.., рîó Ã. À. Õ ÂÊÎË ÓÒÚ Ë рû ÓÒÚ Ó ÂÌËË ÏÂрËÍ ÌˆÂ 37 кативных категорий от контекста способствовали отходу исследователей от описания отдельно стоящих высказываний, как и вежливых и невежливых РА, и их рассмотрению в рамках дискурса. При этом объектом исследования являются различные типы дискурса (судебный, армейский, развлекательный дискурс водителей и инспекторов дорожного движения, управленческий дискурс, дискурс футбольных болельщиков и др.) (см.: [Lakoff, 1989; Culpeper, 2011; Bousfield, 2008; Ladegaard, 2012; Леонтьев, 2014]). Данная статья продолжает исследования невежливости и грубости как дискурсивных феноменов и уделяет особое внимание устному бытовому дискурсу. Этот тип дискурса охватывает повседневное поведение и отражает межличностные взаимоотношения, мир чувств, коммуникативное поведение, помыслы и устремления членов социума [Болдонова, С. 120]. В отличие от институционального дискурса, он не столь регламентирован, вследствие чего участники общения нестрого придерживаются норм того коммуникативного сообщества, в котором выстраивается подобный дискурс. Участники общения это, как правило, хорошо знакомые люди, а цель общения сводится к поддержанию контакта и решению обиходных проблем [Карасик, 2000]. Коммуниканты более свободны в выражении своих чувств и желаний, а также в отстаивании своих интересов. Бытовое общение, безусловно, может быть как бесконфликтным, так и конфликтным. При выяснении отношений коммуниканты, близко знающие друг друга, могут быть невежливыми или грубыми в большей степени, чем при более дистантных отношениях. Они лучше осведомлены об уязвимых местах личности собеседника и могут использовать эти знания в конструировании невежливой коммуникации. По мнению исследователей, сохранить лицо в такой ситуации можно, прибегнув к ответной невежливости или грубости [Culpeper, Р ], хотя, с нашей точки зрения, вопрос этот дискуссионный. К другим характеристикам бытового дискурса можно отнести спонтанность, сильную ситуативную зависимость, ярко выраженную субъективность, нарушение логики и структурной оформленности высказываний, нечеткое произношение, беглую речь, использование сниженной и жаргонной лексики. Кроме того, важную роль играет адресат, предоставляющий говорящему возможности для оперативного переключения тематики, а также для легкого перевода информации в подтекст (ирония, языковая игра, намеки и т. д.) [Карасик, 2000]. Материал и методы исследования Поскольку сбор и запись реальных, аутентичных диалогов, содержащих случаи невежливости и грубости, довольно проблематичны, материалом исследования послужили диалоги, взятые из кинофильмов. В данной статье мы ограничимся американским фильмом «The Break-Up» (2006) «Развод по-американски», который относится к жанру мелодраматической комедии и показывает развитие межличностных отношений между мужчиной и женщиной в попытке создать семью. В фильме рассказывается история взаимоотношений главных героев Брук Мейерс, менеджера художественной галереи, и Гэри Гробовски экскурсовода по Чикаго, которые полюбили друг друга и совместно приобрели квартиру. Но через некоторое время между возлюбленными начинают возникать конфликты на почве недопонимания и разных взглядов на совместный быт и жизнь, в которые также вовлечены родные и друзья пары. Мы отобрали 33 фрагмента невежливых и грубых диалогов. В данной статье рассмотрим диалогические высказывания из ключевых конфликтных ситуаций, в которых оказываются герои. Материал был подвергнут контекстуальному и прагматическому анализу. В качестве основных методов исследования использовались дискурс-анализ, метод наблюдения и описательный метод. Анализ материала исследования Примеры невежливой коммуникации в фильме «Развод по-американски» представляют собой межличностный диалог героев. Отношения между собеседниками симметричны и интимны; направленность коммуникативных действий в речевых ситуациях конфликтная. В основе ссор лежат: 38»ÒÒÎÂ Ó ÌË ÚÂÍÒÚ Ë ËÒÍÛрÒ различия в интересах героев (Брук (S1) эстетка, увлеченная искусством, Гэри (S2) поклонник спорта и видеоигр); различия в привычном образе жизни (Брук любит порядок, Гэри довольно небрежен); эгоцентризм героев, невнимание к интересам и чувствам друг друга каждый из героев ставит свою личность выше личности партнера). Толчком к основному конфликту можно считать незначительную по сути ситуацию, когда Гэри покупает для семейного ужина 3 лимона вместо 12. Эскалация конфликта нарастает в последующем общении (до семейного ужина, во время него и после ухода гостей). Рассмотрим стратегии невежливости / грубости в отобранных речевых ситуациях. В наиболее острые моменты конфликта оба героя использовали эксплицитную невежливость. Например: (1) S1: You know what, Gary? I asked you to do one thing today, one very simple thing, and you brought me three lemons. (Знаешь что, Гэри? Сегодня я попросила тебя сделать одну вещь, одну очень простую вещь, а ты принес мне три лимона.) (2) S2: All you do is nag me. (Все, что ты делаешь, это пилишь меня.) (3) S1: You leave your socks all over this house, dress like a pig, play your stupid-ass video game. I don t care. I m done. (Разбрасывай свои носки по всему дому, одевайся, как свинья, играй в свою тупую компьютерную игру. Мне все равно. С меня хватит.) (4) S1: I deserve someone who gives a shit. I m not spending one more second of this life with some inconsiderate prick! You re a prick! (Я заслуживаю того, кому не все равно. Я не собираюсь проводить ни секунды этой жизни с невнимательным идиотом. Ты идиот!) (5) S2: You couldn t even draw a sock. You don t do anything right. (Ты даже не смогла нарисовать носок. Ты все делаешь неправильно.) Как видим, в примерах 1 5 оба героя прямо упрекают и критикуют друг друга (You leave your socks all over this house, dress like a pig, play your stupid-ass vide game; You couldn t even draw a sock. You don t do any thing right), ставят свои интересы выше интересов партнера (I asked you, I don t care), занижают качества собеседника, наносят взаимные оскорбления, отдаваясь свои чувствами игнорируя чувства партнера (You re a prick!). Ярким примером того, как интересы собеседника ставятся выше интересов партнера, является и следующий диалог: (6) S1: Gary, you know I don t like waking up to a dirty kitchen. S2: Who cares? S1: I care! All right? I care! S1: Гэри, ты знаешь, что я не люблю просыпаться и видеть грязную кухню. S2: Кому до этого есть дело? S1: Мне есть дело! Понял? Мне! Наряду с эксплицитным занижением качеств партнера, в нашем материале часто использовалась ирония, т. е. скрытая оценка, как в примере 7, где Гэри намекает на то, что Брук рисует хуже трехлетних детей: (7) S2: You call yourself an artist? S1: Yes! S2: A three-year-old with a box of crayons could do a better job than this. S2: Ты называешь себя художником? S1: Да! S2: Трехлетка с коробкой цветных карандашей смог бы нарисовать получше, чем это. Ирония содержится и в следующем высказывании Брук, где она в очередной раз упрекает Гэри в том, что он не купил нужное ей количество лимонов: (8) S1: «Okay. It's the Sistine Chapel, not the Sixteenth, and I bet when Michelangelo asked for 12 brushes, they didn't bring him three» (Хорошо. Это Сикстинская Капелла, а не Секстинская, и держу пари, что, когда Микеланджело просил 12 кистей, они не приносили ему три.) По ходу развития конфликта объектами оскорбления становятся члены семьи, увлечения, творческие способности, что усиливает разногласие. При этом широко используется сквернословие, а ирония перерастает в сарказм: (9) S1: How many times do I have to drop hints about ballet? S2: We ve talked about the goddamn ballet. You know I can t stand ballet. I hate the goddamn ballet. You got a bunch of dudes in tights flopping around for three hours. S1: Сколько раз мне намекать про балет? S2: Мы уже говорили о чертовом балете. Ты знаешь, что я его терпеть не могу. À рëì.., рîó Ã. À. Õ ÂÊÎË ÓÒÚ Ë рû ÓÒÚ Ó ÂÌËË ÏÂрËÍ ÌˆÂ 39 Я ненавижу этот чертов балет. Компания мужиков в колготках скачет в течение трех часов по сцене. Как видим, Гэри прямо выражает свое негативное отношение к интересам Брук, о которых он высказывается весьма грубо. Не более сдержан он и в отношении сестры Брук, которую прямо обвиняет в сексуальной распущенности: (10) S1: My sister s been through a lot. S2: Of dick. S1: There are some problems, Gary, but can we please just leave it S2: Problems? She slept with the entire Arizona Cardinals offensive line. S1: Моя сестра прошла через много. S2: Мудаков. S1: Есть некоторые проблемы, Гэри, но давай, пожалуйста, оставим это S2: Проблемы? Да она переспала со в
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks