Please download to get full document.

View again

of 7
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.

указывает, что за последние шесть лет ( гг.) число зарегистрированных преступлений против собственности составило , из которых

Category:

Retail

Publish on:

Views: 7 | Pages: 7

Extension: PDF | Download: 0

Share
Related documents
Description
ОТЗЫВ официального оппонента на диссертацию Бархатовой Екатерины Николаевны «Преступления против собственности, совершаемые с применением психического насилия», представленную на соискание ученой степени
Transcript
ОТЗЫВ официального оппонента на диссертацию Бархатовой Екатерины Николаевны «Преступления против собственности, совершаемые с применением психического насилия», представленную на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности Уголовное право и криминология, уголовно-исполнительное право (Омск: Омская академия МВД России, с.) Диссертация Е.Н. Бархатовой представляет собой логически структурированную научно-исследовательскую работу. В последнее десятилетие преступность против собственности в среднем составляет половину от всего объема зарегистрированной преступности. В связи с этим исследования, посвященные проблемам предупреждения указанного вида преступности, в том числе проблемам квалификации преступлений против собственности, на сегодняшний день являются особо актуальными. Исследователем правильно было отмечено, что целый ряд научных исследований был посвящен различным аспектам психического насилия в уголовном праве, отдельным вопросам квалификации преступлений с учетом указанного вида насилия. Тем не менее, Е.Н. Бархатова обоснованно утверждает о том, что полная ясность в определении понятия «психическое насилие» до сих пор отсутствует, в должной мере не решен вопрос квалификации имущественных преступлений, совершаемых с применением психического насилия. Автором продемонстрировано умение использовать научные методы исследования. Проанализированные количественные показатели преступности против собственности посредством статистические методов наглядно подтверждают актуальность указанного исследования, посвященного проблемам квалификации преступлений против собственности, совершаемых с использованием психического насилия. В частности, исследователь указывает, что за последние шесть лет ( гг.) число зарегистрированных преступлений против собственности составило , из которых около 20% совершено насильственным способом. Массовая доля имущественных преступлений в общем количестве зарегистрированных преступлений составляет 53,4%, поэтому отношения собственности в современном обществе выходят на первый план, так как такое количество посягательств на собственность дезорганизует нормальные общественные отношения и причиняет существенный вред развитию и совершенствованию общества (с ). Посредством использования исторического метода исследования автор проследил эволюцию отечественного уголовного законодательства о преступлениях против собственности, были отмечены особенности, как учитывалось насилие при совершении указанных преступных деяний, что понималось под насилием, выделялось ли отдельно психическое насилие от физического как способ совершения преступления. С помощью метода юридического анализа были рассмотрены составы преступлений против собственности, которые совершаются с психическим насилием. Сделано законодательное предложение по отграничению насилия физического от психического, даны конкретные рекомендации правоприменителю при квалификации рассматриваемых преступных деяний с учетом предложенной автором формулировки статьи Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за психическое насилие, в качестве примера разработано модельное постановление Пленума Верховного Суда РФ с конкретными рекомендациями по применению уголовного закона. Метод сравнительного правоведения был использован при анализе уголовного законодательства зарубежных стран. В частности, был рассмотрен вопрос, как уголовным законодательством зарубежья законодательно учитывается применяемое психическое насилие при совершении преступлений, как оно оценивается при использовании его в качестве способа совершения преступлений против собственности. Использованный автором социологический метод исследования вскрыл проблемы неоднозначного толкования правоприменителем понятия насилия, психического насилия, видов психического насилия, правил квалификации преступлений, совершаемых разными способами психического насилия. Гармонично использованная методика и методология проведенного анализируемого исследования подтверждает научный его характер. Объем теоретического и практического исследования позволил Е.Н. Бархатовой обобщить имеющиеся теоретические позиции по проблемам квалификации преступлений против собственности, совершаемые с психическим насилием, сделать свои выводы, выработать рекомендации и правила при осуществлении уголовно-правовой оценки анализируемых преступных деяний, а также внести соответствующие предложения по изменению уголовного законодательства. Основные положения и выводы, изложенные в диссертации, научно аргументированы и подкреплены эмпирическим аналитическим материалом. Работа содержит совокупность научных результатов, отличающихся новизной и имеющих теоретическую и практическую значимость. Интересным считаю предложенное автором понятие психического насилия в уголовном законодательстве, под которым следует понимать умышленное противоправное общественно опасное воздействие на психику человека, осуществляемое помимо либо вопреки его воле, а также использование эффекта от ранее совершенного в отношении потерпевшего насильственного посягательства. Особого внимания заслуживает идея о том, что самостоятельной формой психического насилия следует признавать использование эффекта, ранее произведенного насилием как средства воздействия на психику потерпевшего (с. 12). Обоснованным признаю идею исследователя о том, что причинение имущественного вреда или хищение имущества, где основным непосредственным объектом выступают имущественные отношения, нужно квалифицировать по соответствующей статье главы 21 УК РФ. Посягательство на здоровье личности путем причинения имущественного ущерба, по мнению автора, следует относить к преступлениям против личности и квалифицировать по статье об ответственности за применение психического насилия в случае дополнения уголовного закона таким составом преступления, разумеется, квалифицируя деяние по совокупности преступлений (с ). Научной новизной обладает предложение автора о необходимости дополнения УК РФ статьей об ответственности за применение психического насилия и учете данной статьи правоприменителем при квалификации отдельных преступлений (с. 98, 114, 136). Исследователь поясняет, что поскольку предметом психического насилия является психика человека, подобное посягательство относится к преступлениям против личности, поэтому предлагаемая ст «Применение психического насилия» должна быть включена в главу 16 «Преступления против жизни и здоровья». Нормы, уже устанавливающие ответственность за угрозу, клевету или оскорбление (например, ст. ст. 296, 2981 УК РФ), не должны охватываться составом данной статьи, а должны соотноситься с ней как специальные нормы с общей. Исключение составляют ст. ст. 119 и 1281 УК РФ, которые должны быть исключены из УК РФ, деяния, описанные в их диспозициях, должны охватываться составом, предусмотренным новой статьей (с. 114). Автор аргументировано доказывает актуальность и новизну проведенного им исследования тем, что отсутствие термина «психическое насилие» в диспозициях статей Уголовного кодекса Российской Федерации, заключается в том, что на протяжении всего периода развития отечественного уголовного законодательства под насилием понималось только физическое воздействие на тело человека (побои, истязания и т. п.). Психическое насилие находило свое выражение преимущественно в угрозе. Современная формулировка способа в диспозициях статей Особенной части УК РФ («с применением насилия или угрозой его применения») свидетельствует о том, что и сегодня насилие воспринимается как физическое воздействие (с.102). Тема психического насилия в принципе недостаточно изучена в отечественном уголовном законодательстве (с. 109). Автор обоснованно выдвигает положение, что предметом преступлений против собственности, совершаемых с применением психического насилия, можно назвать имущество (в гражданско-правовом понимании термина), выгоды имущественного характера и поведение человека, воздействие на который необходимо для достижения основной цели завладения имуществом или получения выгоды (с. 76, 138). Заслуживающим одобрение считаю идею автора о переименовании главы 21 в «Имущественные преступления» (с. 110, 136). Рассуждая об объекте преступлений против собственности, исследователь обоснованно приходит к выводу, что объектом указанных преступлений следует признавать не отношения собственности, а отношения, возникающие по поводу распределения и перераспределения материальных благ. Понятие «собственность» ограничивает круг объектов, на которые могут посягать указанные преступления. В связи с этим Е.Н. Бархатовая полагает целесообразным переименовать главу 21 в «Имущественные преступления». Отмечая несомненные достоинства диссертационного исследования, и давая ему в целом положительную оценку, следует отметить и ряд положений, носящих спорный характер. Дискуссионным считаю позицию автора о том, что признаком психического насилия является противоправность (с. 12). Угроза, оскорбление, обман без соответствующих признаков объективной стороны состава преступления (за исключением оскорбления) противоправными не являются, это способы совершения преступления, сами по себе способы не наказуемы. Сложно принять идею исследователя о том, что в качестве средства психического насилия может выступать обман, с помощью которого совершается преступление против собственности. Согласен, что обман является способом совершения преступления, но то, что он предполагает введение потерпевшего в заблуждение, не тожественно тому, что в отношении потерпевшего применяется насилие. При обмане как способе мошенничества лицо испытывает страдания от потери имущества, наличия имущественного ущерба, а не от факта введения его в заблуждение. Автор правильно описывает, что бездействием может быть совершен обман (с ), но довольно сомнительно указанный обман также признавать видом психического насилия. Спорным считаю мнение автора относительно примеров из судебной практики о квалификации деяния, как мошенничества, совершенного посредством гипноза (с ). Исследователь полагает, что в приведенных примерах действия должны быть квалифицированы как грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Автор аргументирует, ссылаясь на слова потерпевшей ««возможно, находилась под гипнозом или каким-то внушением», а также на заключение судебного эксперта, что было воздействие на психику потерпевших. Но критерием отграничения, между мошенничеством и грабежом является не факт нахождения под влиянием гипноза, а осознание того момента, что передача имущества виновному лицу происходит незаконно. Если потерпевший, находясь под гипнозом, не понимал противоправность действий виновного и передачу ему имущества считал законным действием, указанное деяние следует квалифицировать как мошенничество. Но соглашусь, что рассуждения автора имеют свое логическое обоснование, когда исследователь уточняет, что обман и гипноз не могут быть отождествлены, так как имеют различную природу, поэтому, поскольку гипноз не входит в число способов совершения мошенничества, по мнению Е.Н. Бархатовой, подобное деяние некорректно квалифицировать по ст. 159 УК РФ (с. 113). Дискуссионным признаю мысль автора о том, что деление насилия на опасное и неопасное является нецелесообразным. Е.Н. Бархатова объясняет это тем, что степень опасности насилия определяется в большей мере исходя
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks